Представление о красоте в древности

Богатое разнообразными и сложными ассоциациями, понятие красоты вовсе не являлось чем-то стабильным и заданным раз и навсегда. Об эталонах красоты в древности сейчас мы можем судить по дошедшим до нас мифам, преданиям, легендам, уцелевшим произведениям искусства. Насколько могут быть различны представления о привлекательной внешности! Например, одни народы считали красивым лишь полностью татуированное тело, другие — частично подпиливали передние зубы, третьи — добровольно обрубали фаланги пальцев, протыкали мочки ушей, перегородку в носу, губы, даже кожу на шее для подвески украшений. Некоторые такие украшения из железа имели массу несколько килограммов. Кроме того, тело для придания большего «блеска» намазывали глиной, жиром, кровью животных и даже навозом. Одна из народностей Юго-Восточной Азии и по  сей день определяет красоту женщины по длине шеи: прекрасная половина вынуждена практически с младенчества надевать на шею кольца, чтобы удлинить ее за счет раздвижения позвонков. В Китае женщины калечили свои ноги, стягивая ступни тугими бинтами, чтобы они на всю жизнь оставались маленького размера.

 

представление о красоте в древности

красота древних

Идеально сложенной женщиной на Востоке считалась та, тело которой было заметно выше средней упитанности. В Нижней Сенегалии арабы посылали своих жен на отдаленные жирные пастбища, где молоко от верблюдов лучше и жены быстрее полнеют, а значит, хорошеют.

 

Более 3000 лет назад в Древнем Египте был создан знаменитый скульптурный портрет царицы Нефертити. Сложно передать словами одухотворенную красоту этого легкого, стремительного профиля, изящество гибкой шеи, какую-то воздушную нежность неправильных, но прелестных черт.

 

А вот древние греки идеальным считали образ богини красоты Афродиты. Вот как описывается красота Афродиты Книдской: «Она стоит так, что тело ее выгнуто плавно и музыкально. Словно медленная волна прошла по ее талии, по ее бедру и ее ноге, прошла и оставила свой изгиб. Во всем ее теле есть контуры этой волны — и в ее плечах, и в ее груди, и в изгибе рук, и в ее приоткрытых губах, и в кудрях ее головы. Рожденная из волны, она несет внутри себя ее медленную и спокойную красоту. Она вся — естественность, вся — умиротворенность...». «Афродита Книдская» воплощает в себе греческий идеал доброй гармонии тела и духа, соединение физической красоты и духовного совершенства.

 

Греки воспевали красоту. Они считали, что красота зависит от пропорций и размеров человеческого тела, находящихся во взаимосвязи друг с другом. Исходя из этого, они и вычисляли формулу совершенной красоты и на основе ее судили об истинном идеале.

 

Под влиянием религиозных догм в средние века внимание к телесному облику несколько уменьшается. Тело упрятывается за роскошные длинные одежды. Высокое положение в обществе становится высшей степенью восхищения. Естественная красота внешности отступает на задний план, теперь доминируют украшения. Идеалом преклонения становится богоматерь, созданная на основе твердо установленных канонических правил, раз и навсегда определяющих черты священного «лика».

Красота оказалась скованной абсолютными нормами, в которых человек был всего лишь внешней оболочкой, вмещающей божественный дух. Более того, в это время красота стала преследоваться. Смотреть на нагое женское тело строго запрещалось. В средние века оно оказалось как бы закутанным в поповскую рясу.

 

В греческих Венерах служители Церкви усматривали «дьяволиц» и уничтожали их. Тысячи прекрасных девушек были жестоко сожжены на кострах, так как их красота казалась инквизиторам дьявольским наваждением, призванным толкать человека на путь порока и греха.

Средневековая красавица — это изысканная вытянутость пропорций, придающая хрупкому телу особое изящество. Мужчины преклоняются уже не перед гармоничным балансом всех частей фигуры, как это было во времена античности, а перед узкими бедрами мадонн и еще более узкими покатыми плечами, подчеркивающими единство и стройность силуэта.

 

В XIII — XIV веках эталон женской красоты описывается так: «Волосы у нее были светлые, в пышных кудрях; глаза ясные и веселые, продолговатое лицо, прямой и тонкий нос, а губы алее, чем вишня летнею порой. Упругие груди приподнимали ее одежду, как два маленьких ореха. Она была стройна в бедрах, и стан ее можно было охватить пальцами».

Если у западных народов ноги ценились более всего длинные и стройные, то на Востоке критерии красоты заметно отличались. Здесь восхищались полными женщинами. Самые красивые женщины, естественно, принадлежали владыкам. У Чингисхана почти все любимые женщины были кривоногими. И это расценивалось как несомненное достоинство.

 

В XV веке в Италии мужчины отдают свое предпочтение гибким, стройным, «лебединым» шеям, чистым высоким лбам, из-за чего женщины даже выбривали себе брови. Женские костюмы и прически этого времени отличались необыкновенной сложностью и изысканностью.

 

В XVI веке поиск идеала красоты продолжается. Создатель «Сикстинской мадонны» великий Пафаэль писал: «Прежде чем найти красивую женщину, я должен видеть их несколько, для того чтобы вы брать наилучшую». Оценивая и сравнивая красавиц этого времени с их предшественницами, можно заметить, как меняются представления об идеале красоты. Вместо тонких, стройных, подвижных форм торжествуют могучие, цветущие тела с широкими бедрами с роскошной полнотой шеи и плеч без дразнящей эротики и кокетства. Именно таких изображал великий Тициан на своих полотнах. И именно они вызвали восклицание классика итальянской новеллы Фиренцуолы, что «красивая женщина есть самый прекрасный объект, каким только можно любоваться, и красота — величайшее благо, которое господь даровал человеку».

 

 

 

Авторизация



Сейчас на сайте

Сейчас 65 гостей онлайн

Полезное...

...